Что ждет рынок краудфинансов?

Дата: 05.06.2019

Государственная дума готовит ко второму чтению законопроект о краудфандинговых платформах. Как пишет РБК, согласно обновленной версии документа «физические и юридические лица смогут через инвестиционные платформы давать деньги в долг, вкладывать их в ценные бумаги, а также обменивать их на цифровые права (токены), выпущенные на передачу вещей, результаты интеллектуальной деятельности, на выполнение работ и оказание услуг».

Пользователи, не имеющие статус квалифицированных инвесторов, смогут вкладывать в краудфандинг не больше 600 тысяч рублей в год.

Поправки к закону запрещают привлекать через краудплатформы инвестиции в имущество, сделки с которым требуют государственной регистрации. По сути, это означает запрет на вложение средств в цифровые права на недвижимость или на участки недр с полезными ископаемыми, — эта мера потребовалась, чтобы не дать застройщикам использовать краудфандинг для долевого финансирования строительства в обход закона о дольщиках.

Замдиректора крупнейшей в России p2b-платформы Penenza.ru Иван Васильев рассказал РБК, что на инвестиционном рынке существует пример коллективного инвестирования в недвижимость —платформа Aktivo. Но эта площадка не попадает под действие запрета, поскольку инвестирование на ней происходит через ПИФы, которые открываются под каждую сделку, а инвесторы приобретают их паи.

Сейчас законопроект о краудфинансах находится на стадии согласования с ЦБ, Минфином и администрацией президента. Источник РБК утверждает, что второе чтение он должен пройти до конца июня.

Необходимость законодательного регулирования рынка краудфинансов директор по маркетингу Яна Бубнова и PR-директор Penenza Галина Харнахоева обсуждали в эфире радио «Эхо Москвы» в Перми. Посмотреть запись эфира можно в нашем блоге.

Новые запреты и возможности для краудфандинга в России

Почему строителям нельзя будет выпускать токены

Госдума намерена запретить привлекать инвестиции в недвижимость через краудфандинг, чтобы закрыть лазейку для долевого финансирования строительства. Выпуск токенов, привязанных к реальному имуществу, например к металлам, планируется разрешить

Госдума планирует ввести запрет на привлечение инвестиций в недвижимость с помощью краудфандинга (формы коллективного финансирования проектов), следует из последней версии законопроекта о краудфандинговых платформах, готовящегося ко второму чтению. Документ есть у РБК, его подлинность подтвердили три источника, знакомых с содержанием поправок.

Законопроект регулирует именно инвестиционный краудфандинг и не распространяется на сбор средств для социальных и благотворительных проектов. Согласно документу, физические и юридические лица смогут через инвестиционные платформы давать деньги в долг, вкладывать их в ценные бумаги, а также обменивать их на цифровые права (токены), выпущенные на передачу вещей, результаты интеллектуальной деятельности, на выполнение работ и оказание услуг.


Объем рынка краудфандинга в России в 2017 году составил 11, 2 млрд руб., следует из последней статистики ЦБ, охватывающей не весь рынок, а только площадки, добровольно предоставляющие отчетность регулятору.


Первая версия законопроекта о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ была принята Госдумой в первом чтении в мае 2018 года. Во втором чтении законопроект планируется принять до конца июня, рассказал РБК глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, отметив, что документ находится на стадии согласования с ЦБ, Минфином и администрацией президента.

Существенных изменений в тексте уже не должно быть, утверждает источник РБК, знакомый с ходом подготовки документа. По основным положениям текст согласован со всеми федеральными органами, подтвердил второй собеседник, указав, что остались только вопросы согласования его с другим законопроектом — «о цифровых финансовых активах».

Законы о цифровых финансовых активах, о краудфандинговых платформах, а также поправки в Гражданский кодекс после принятия должны регулировать рынок криптоиндустрии в России.

Что изменилось в законопроекте

Новая версия законопроекта вводит понятие «утилитарные цифровые права» вместо токенов и смарт-контрактов. Это один из трех способов инвестирования через краудфандинговые платформы: их приобретение даст инвесторам возможность получить некий товар или услугу в обмен на инвестиции. Утилитарные цифровые права — новый вид цифровых активов, но они не будут являться средством расчета, а смогут обращаться только внутри инвестиционной платформы, которая их выпустила, объясняет исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ Кирилл Косминский.

На инвестиционных платформах предполагается запретить вложения средств в цифровые права на недвижимость или на участки недр с полезными ископаемыми, так как поправки не допускают вложений через краудфандинг в имущество, сделки с которым требуют государственной регистрации. В предыдущих версиях таких ограничений не было. «В качестве цифрового права смогут выступать исключительно права требования по договорам займа, ценные бумаги, права требования передачи вещей, исключительных прав или требования выполнения работ или оказания услуг», — пояснил руководитель платформы SimplyFi (группа SimpleFinance) Дмитрий Шепелев.

Население, то есть лица, не являющиеся квалифицированными инвесторами, не смогут вкладывать через краудфандинг более 600 тыс. руб. в год, писал ранее РБК, а одно лицо не сможет привлекать таким способом более 1 млрд руб. в течение календарного года. Поправки предусмотрели теперь исключение для этих правил — ограничения снимаются, если инвестиции привлекает публичное акционерное общество.

Зачем нужен запрет на вложения в недвижимость

Законопроект запрещает инвесторам приобретать через инвестплатформы права на имущество, права пожизненного наследуемого владения, права постоянного бессрочного пользования недвижимостью и права оперативного управления имуществом, поясняет Шепелев. Такой запрет потребовалось ввести из-за того, что механизм краудфандинга потенциально мог использоваться в долевом строительстве как один из способов обхода закона о дольщиках, полагает партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Дмитрий Некрестьянов. Этот закон запрещает застройщикам напрямую привлекать средства покупателей имущества и на эти деньги строить недвижимость.

«По факту долевое строительство очень напоминает краудфандинг, потому что застройщики собирают деньги с нескольких десятков лиц для того, чтобы совместно построить здание. Поэтому, если бы в законопроекте о краудфандинге не было сделано такой формулировки, то застройщики могли бы использовать инвестиционные платформы для сбора средств на строительство», — объясняет юрист.

Технически краудфандинг действительно можно использовать для привлечения средств дольщиков, согласен партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. Но, по мнению эксперта, такой механизм не отвечает интересам инвестора, так как вложенные средства никак не защищены и в случае чего их будет крайне затруднительно вернуть. «Устанавливая такие ограничения, законодатель пытается нивелировать риски злоупотребления таким механизмом привлечения инвестиций», — указывает Горбунов.

На инвестиционном рынке существует пример коллективного инвестирования в недвижимость — такую платформу предлагает компания Aktivo, рассказал замдиректора крупнейшей в России p2b-платформы Penenza.ru Иван Васильев. На этой платформе инвестирование происходит через ПИФы, которые открываются под каждую сделку, а инвесторы приобретают их паи, поэтому данная площадка под действие запрета не попадает, объяснил он. Такой вариант инвестирования является вполне рабочим и цивилизованным механизмом, добавляет Некрестьянов. «Паевые инвестиционные фонды — это не краудфандинг как таковой. В данном случае покупается именно пай, и права на недвижимость возникают у самого паевого инвестиционного фонда, а не у владельца пая», — сказал он.

Кому нужны утилитарные цифровые права и stablecoin

Цифровые инвестплатформы смогут предоставить бизнесу возможность создания проектов и ведения деятельности в цифровой среде, говорит основатель краудфандинговой блокчейн-платформы BitRussia Иван Родионов. Выпуская утилитарные цифровые права, бизнес сможет привлекать инвестиции, обменивать их на услуги контрагентов, также производить инвестиции в другие проекты. «Это совершенное новое поле для развития бизнеса, новая неосвоенная среда с новыми возможностями», — отмечает основатель блокчейн-платформы BitRussia. Одним из таких направлений, по его словам, может быть выпуск stablecoin.

Среди российских компаний о желании выпустить stablecoin заявлял ГМК «Норильский никель». Как говорил его президент Владимир Потанин, «Норникель» планирует ориентировочно в 2019 году запустить stablecoin, обеспеченный добываемыми компанией металлами. Это криптоактив с меньшей волатильностью, чем известные криптовалюты, и «с более очевидной связью с реальными ценностями», пояснял он. ГМК это может дать более дешевое финансирование. Компания активно участвует в работе РСПП по выработке предложений для включения в законы о цифровых финансовых активах" и о краудфандинге, сообщил РБК представитель «Норникеля», отметив, что компания заинтересована в выпуске токенов, обеспеченных металлом, товарами и/или услугами, и готова протестировать их использование как во внутреннем контуре компании, так и с привлечением третьих лиц. «Конкретные параметры токенизации и сроки будут зависеть от того, какие именно версии законопроектов и какие правки будут приняты и когда», — сказал представитель «Норникеля».

В ЦБ не ответили на запрос РБК. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина 23 мая в Госдуме сообщала, что регулятор изучает stablecoin, у которых есть реальный актив в обеспечении, но выступает против криптовалют. «Мы не видим этой возможности, чтобы криптовалюты, по сути дела, выполняли функцию здесь денежного суррогата», — говорила она.

По мнению основателя международной платформы для p2p-кредитования Karma Артема Лаптева, формулировки нового законопроекта легализуют модную историю годичной давности — ICO (первичное размещение монет) — в России. Эксперт считает, что это не сильно повлияет на рынок и не будет способствовать привлечению международного капитала. «Исходя из текущей геополитической ситуации глобальный проект не будет проводить ICO в России. А ICO внутри страны, ориентированное на граждан, тоже вызывает сомнение, так как такие проекты имеют очень слабый потенциал», — пояснил он, добавив, что требования к квалификации инвесторов также являются серьезным ограничением по участию.

Зарубежный опыт

За рубежом действуют все виды краудфандинговых платформ, которые привлекают средства как для благотворительных целей, так и для коммерческих, рассказал Кирилл Косминский из Ассоциации операторов инвестиционных платформ. Крупнейшей краудинвестинговой платформой является израильская Ourcrowd (привлекает инвестиции в капитал компаний от юрлиц и квалифицированных инвесторов). Объем привлеченного финансирования через эту платформу приближается к $1 млрд.

Краудлендинговые площадки (специализируются на привлечении средств в долг) имеют гораздо большие обороты. Лидеры в США и Европе — Lending Club (профинансировала проекты на $47 млрд) и Funding Circle (£3, 1 млрд). Эти две платформы предоставляют займы как физлицам, так и бизнесу. Также крупнейшим игроком является Zopa (кредитование физлиц физлицами, объем финансирования достиг £4 млрд) и десятки других платформ.

На рынке Китая, отмечает Косминский, наблюдался перегрев рынка p2p-платформ, который изначально никак не регулировался, а после введения регулирования в 2017 году их число стало снижаться. «В Китае краудфинансовый рынок рос невероятными темпами в 2007–2015 годах, но обвалился в 2016-м. Самая крупная площадка Ezubao оказалась финансовой пирамидой, она увела $7, 3 млрд у 900 тыс. инвесторов», — пояснил Родионов.

Источник: pro.rbc.ru

Новости

24 июля 2019 г. P2b-платформы в шаге от госрегулирования

Госдума приняла в третьем чтении законопроект о краудфандинге

31 мая 2019 г. Внимание! Технические работы!

Внимание! Регламентные работы



6 мая 2019 г. Penenza в эфире РБК-Пермь

Пермским стартаперам рассказали об источниках средств для открытия бизнеса.